Горшок киселя

Были раньше старик да старуха, жили вдвоем и были очень бедны. Не было у них ни скотины, ни другого добра. Старик ходил работать к богатым людям, но домой ничего не приносил.

Как-то раз прослышали старик со старухой, что царь устраивает большой пир и зовет всех: богатых и бедных. Старик тоже засобирался. Но как пойти к царю без подарка!

И придумал: велел старухе сварить горшок киселя и с этим киселем отправился к царю на пир. Рассмешил старик царя своим подарком, и дал ему царь за сметливость мерку золота. Обрадовался старик. Идет домой довольнешенек.

Встречается ему человек, едет верхом на лошади.

— Откуда идешь, дядя?

— Иду с царского пира. Отнес горшок киселя, получил за это мерку золота. Теперь как приду домой, куплю чего-нибудь себе и старухе!

— Давай меняться! Ты мне золото, я тебе лошадь.

Что ж, меняться так меняться. Взял старик лошадь, отдал золото, радуется:

— Теперь можно поле на своей лошади вспахать!

Сел на лошадь, проехал немного, видит — женщина гонит корову. Спрашивает старика:

— Откуда едешь, дядя?

— Еду с царского пира. Отнес горшок киселя, получил мерку золота. Променял золото на лошадь. Теперь в хозяйстве своя лошадь будет.

— Давай меняться. Ты мне лошадь, я тебе корову! Понравилось это старику, говорит:

— Пусть молоко у нас будет. То-то старуха обрадуется! Повел он корову домой.

Прошел немного, встречает женщину, она свинью в город ведет.

— Где был, дядя?

— Был на царском пиру. Отнес горшок киселя, получил мерку золота. Золото променял на лошадь, лошадь променял на корову. Вот веду корову домой, будет у нас со старухой молоко.

— А не променяешь ли корову на свинью?

— Можно, — согласился старик. — Приду домой, заколю свинью, вот и будет у нас мясо!

Гонит он свинью и повстречал женщину с овцой.

— Куда, дядя, ходил?

— Ходил на царский пир. Отнес горшок киселя, получил мерку золота. Золото променял на лошадь, лошадь на корову, корову на свинью. Как приду домой, заколю свинью — поедим со старухой мяса вдоволь.

— А не променяешь ли свинью на овцу? Обрадовался старик:

— Отчего же нет? Променяю, глядишь, шерсть будет, навяжет старуха и рукавиц и чулок.

Прошел еще немного. Догоняет женщину с курицей.

— Куда ходил, дядя?

— Ходил на царский пир. Отнес горшок киселя, получил мерку золота. Золото променял на лошадь, лошадь на корову, корову на свинью, свинью на овцу. Теперь хоть шерсть будет, можно навязать чулок и рукавиц.

— Давай меняться.

— Это хорошо — курица яиц нанесет. Будем и сами есть, и для продажи накопим.

Идет дальше, курицу под мышкой несет. Попадается навстречу женщина, на груди у нее иголка приколота.

— Откуда идешь, дядя?

— Иду с царского пира. Отнес горшок киселя, получил мерку золота. Золото променял на лошадь, лошадь на корову, корову на свинью, свинью на овцу, овцу на курицу.

— Поменяй курицу на иголку.

Старик согласился.

— Приду домой, так хоть лохмотья свои починим.

Идет, идет, уже к дому подходит.

Стал перелезать через изгородь и уронил иголку на землю. Стал шарить в траве, каждую травинку перебрал, а иголки не нашел. Так и пришел домой ни с чем. Говорит старухе:

— Зря я кисель царю носил, лучше бы сами съели.