баю, баюшки, баю - сказки
эту сказку оценивают

родители

дети
голосовали:0
средний бал:0
голосовали:0
средний бал:0
поставить оценку 1поставить оценку 2поставить оценку 3поставить оценку 4поставить оценку 5 поставить оценку 1поставить оценку 2поставить оценку 3поставить оценку 4поставить оценку 5

Сказка «Приключения зайца»

Кхмерские сказки | остальные сказки | печатать
Размер шрифта:

Заяц славился среди зверей своим умом. За его мудрость прозвали звери зайца Судьей. По правде сказать, зайцу далеко не всегда удавалось выйти сухим из воды, но об этом мало кто знает. Во всяком случае, жизнь зайца была полна приключений, всегда-то он попадал во всякие переделки! Обо всем даже не расскажешь. Но кое о чем поведать можно.

Как-то раз выскочил заяц из очередной переделки и прилег отдохнуть в кустах, неподалеку от одной деревушки. Устал заяц и был ужасно голоден. Увидел он, что по дороге идет старуха, на голове несет корзину спелых бананов и подумал: «Я так устал, так голоден. Нужно мне подкрепиться. Вот бы отведать бананов из старухиной корзины! Пожалуй, лучше всего притвориться мертвым».

Пробежал заяц по обочине дороги, обогнал старуху с бананами, выполз на дорогу, лег и притворился мертвым.

Увидела старуха зайца, решила, что он и впрямь мертв, и громко воскликнула:

— Везет мне нынче! Пошла продавать бананы — зайца нашла. Возьму-ка я его с собой.

Положила старуха зайца в корзину с бананами. Зайцу только этого и надо! Пока старуха шла, съел он все бананы, выскочил и был таков. Пришла старуха на базар, поставила корзину на землю, глядь, нет ни бананов, ни зайца. А сытый заяц тем временем прибежал в лес. Захотел он утолить жажду и подошел к берегу глубокого пруда. Нагнулся к воде и совсем уже было собрался напиться, как вдруг услышал сердитые голоса слизняков, которые жили в этом пруду.

— Эй ты, заяц, как ты смеешь пить воду из нашего пруда!

— А почему бы мне и не пить, — возразил заяц, — чья же это вода?

— Наша!

— Ну, если так, — усмехнулся заяц, — то давайте биться об заклад: кто быстрее обежит вокруг пруда, того и будет вода. Буду я первым — напьюсь вволю, вы меня обгоните — не стану пить.

Слизняки согласились.

Но они были очень хитры и тут же распределили между собой места вдоль всего берега.

Заняли слизняки свои места, и первый слизняк кричит:

— Ну, заяц, бежим!

Пустился заяц со всех ног. Пробежал несколько шагов и кричит:

— Эй, слизняки! Где вы?

А другой слизняк впереди отвечает:

— Заяц! Мы здесь!

«Как, — удивился заяц, — они обогнали меня?» — и припустился ещё быстрее. Но, как ни старался заяц, слизняки всегда оказывались впереди. Струсил заяц и убежал прочь от пруда.

С тех пор зайцы не пьют воды из пруда, жажду сладкой росой утоляют.

Бежал заяц, бежал, добежал до реки и не знает, как на другой берег перебраться. Плавать заяц не умел. Вдруг видит, плывет по реке крокодил. Думает заяц: «А не переплыть ли на крокодиле верхом?» Вот он и спрашивает:

— Брат крокодил, что за струпья у тебя на коже? Уж не лишай ли это? Я могу вылечить тебя от этой болезни. Если перевезёшь меня через реку, охотно тебе помогу.

— Я бы перевез тебя, да только не верится, что ты меня вылечишь.

— Будь спокоен, мигом вылечу, — уверяет крокодила заяц.

Противно было зайцу садиться на бугорчатую спину крокодила. Нарвал он больших листьев, чтобы подстелить их под себя.

— Зачем тебе листья? — удивился крокодил.

— На память, твое благодеяние навсегда сохранится в моем сердце, — соврал заяц и устроился на голове крокодила.

Поплыл крокодил к противоположному берегу. Соскочил заяц с крокодиловой головы на берег и кричит:

— Твои лишаи, брат, достались тебе по наследству от твоих достопочтенных предков. Их никто не излечит! Ха-ха!

Рассердился крокодил, но что теперь поделаешь с дерзким зайцем, который так ловко провел его?

Расхохотался заяц и беспечно побежал дальше. Прибежал обратно к реке, а крокодил там его поджидает. Увидел зайца и задумал схитрить: застыл без движения — поди разбери, крокодил это или бревно.

Видит заяц, в воде что-то плавает. Показалось ему, что это бревно, но тут же засомневался он: уж не крокодил ли хочет его надуть? Остановился заяц и кричит:

— Если ты бревно, то плыви против течения! Если крокодил, то плыви по течению!

Услышал это крокодил и поплыл против течения. Расхохотался заяц:

— Посмотрите на этого простака! И он еще хотел меня провести. Куда тебе, глупый крокодил!

Видит крокодил, не удалась его хитрость. Вот он и думает: «А что, если я выползу и притворюсь мертвым?» Так он и сделал. Вышел на берег и притворился мертвым: пасть раскрыл широко-широко и не дышит.

Увидел заяц крокодила и поскакал к нему:

— Да ты, брат, кажется, и вправду околел. А крокодил не шелохнется. Прыгнул заяц крокодилу в пасть, стал ощупывать острые крокодиловы зубы и рассуждать сам с собой: «Вот из этого зуба я сделаю себе отличный нож, а из этого — нож для жены».

Рассуждал заяц, рассуждал, а крокодил — раз! — и захлопнул пасть. Зубы так щелкнули, что заяц с испугу прямо в крокодилово брюхо сиганул. В брюхе опомнился он, огляделся и давай кричать:

— Ого-го! Да здесь отлично! У меня прямо зубы чешутся при виде этих великолепных кишок! Сейчас ими полакомлюсь. И забарабанил лапами по стенкам крокодилова желудка.

Скрючило крокодила от боли, взмолился он:

— Не губи меня, братец заяц, я тебя никогда больше не трону.

— Ну ладно, — сказал заяц примирительно, — коли ты так просишь, я готов простить тебя и оставить твои кишки в покое.

Раскрыл крокодил свою страшную пасть, выскочил заяц и удрал в лес.

Бегал он по лесу, бегал и увидел большущий пень. Вскочил на него, уселся и прилип: солнце растопило смолу на пне, и заяц прочно приклеился к нему.

В это время к пруду, около которого стоял пень, подошел слоненок.

— Эй, ты! — закричал ему заяц. — Не смей пить воду из моего пруда! Меня поставил охранять этот пруд сам бог Индра!

Испугался слоненок, прибежал к маме слонихе и рассказал обо всем. Рассердилась мама слониха, пошла вместе с сыном к пруду, увидела зайца и спрашивает:

— Эй, заяц, ты почему это не дал моему сыну напиться?

— И тебе не дам пить, — заупрямился заяц. — Этот пруд мне поручил охранять сам Индра!

Ещё пуще осерчала слониха, схватила зайца хоботом, оторвала от пенька и швырнула подальше. А зайцу только этого и надо было.

Как-то набрел заяц на грядку с огурцами и стал захаживать сюда да закусывать свежими огурчиками. Заметил это дед и ловушку на огороде поставил. Пришёл заяц ночью за огурцами и попался в ловушку. Испугался: дед-то вот-вот нагрянет. Вдруг видит, мимо важно прыгает большущая жаба. Заяц и спрашивает:

— Что это у тебя, сестрица жаба, вся кожа в бородавках? Я твою хворь могу разом вылечить, только помоги мне выбраться из ловушки.

Обрадовалась жаба. Давно хотелось ей избавиться от безобразных бородавок. Стала она помогать зайцу. Вылез заяц из ловушки и смеётся:

— Эх и глупая ты, жаба! Твои бородавки достались тебе от твоих предков. Их ни один лекарь не сведет. — И убежал.

Рассердилась жаба, погналась за зайцем, да разве его поймаешь!

Пришел дед на огород, видит, заяц опять наведывался: огурцы съел, ловушку сломал — и поминай как звали.

— Что ж, ладно, — говорит дед, — на этот раз не пришлось мне отведать зайчатинки. Ну, погоди, заяц!

Сделал дед новую ловушку, прочнее первой, и вернулся домой. Ночью зайцу захотелось свежих огурцов. Побежал он на огород, про ловушку и думать забыл. А зря забыл!

Ловушка — раз! — и захлопнулась. Испугался заяц, не знает, как выбраться.

Увидела жаба, что заяц опять попался, и обрадовалась: не будешь обманывать народ лесной. Прыгает вокруг зайца и кричит:

— Ну что, заяц, сколько раз ты меня обманывал! Теперь не миновать тебе дедова котла! И никто тебе, обманщику, не поможет!

Зло зайца взяло, но он вида не подал, наклонил смиренно голову и говорит жабе.

— И то правда, сестрица жаба. В прошлый раз обманул я тебя. Но ведь это оттого, что не знаю я, как тебя вылечить. А вот теперь предлагаю верное дело. Есть у меня на примете одна красавица, могу просватать её твоему сыну. Я уже говорил с ее родителями. Согласны они выдать свою дочь за твоего сына. Помоги мне только выбраться из ловушки.

Услыхала это жаба, поверила и обрадовалась — никогда не было у них в роду красавиц, а тут такая возможность!

— Смотри, — говорит жаба, — не вздумай только обманывать меня.

— Что ты! Я за свои слова головой ручаюсь. В стране Храмов полно красивых девушек. Если я и обману, ты сама можешь туда отправиться и найти прекрасную невесту своему сыну. Нынче невесты дешевы. Недаром говорится: одиннадцать невест все глаза проглядели, жениха ожидаючи.

Стала жаба зайцу помогать. Выбрался заяц из ловушки, отбежал в сторону и закричал:

— Ха-ха-ха! Кто твоему бородавчатому сыну отдаст красавицу в жены? Я снова надул тебя!

Разозлилась жаба. Но все-таки запомнила, что в стране Храмов невест много. Вот она и отправилась на поиски страны Храмов. Кто ее ни спросит, куда она так торопится, жаба отвечает:

— Спешу в страну Храмов за невестой для моего сына.

Прыгала сначала жаба по земле, потом поплыла по воде. Там ее рыбы и съели.

Тем временем забрался заяц в заросли тростника, прилёг отдохнуть, и наткнулся на него тигр. Увидел заяц тигра и закричал хриплым голосом:

— Ох! Съел я пять слонов и все еще не сыт. А тут эти горькие баклажаны, осипнешь от них вконец. Надо бы прочистить глотку печенью тигра.

Услышал тигр такие слова и перепугался до смерти. Побежал он к обезьяне:

— Знаешь, сестрица обезьяна, в нашем лесу объявился какой-то страшный зверь. Иду я и слышу, как он кричит:

«Я съел пять слонов и не насытился, проглотил баклажан и осип. Надо бы прочистить глотку печенью тигра». А ну как это чудовище найдет меня?

— Каков он с виду, этот зверь? — спрашивает обезьяна.

— Сам по себе небольшой, уши длинные-предлинные, хвост короткий.

— Ну, братец тигр, нечего тебе опасаться. Это же заяц, он известный хвастун.

— Нет, — говорит тигр, — не может быть. Ведь я сам видел рядом с чудовищем куски слоновых бивней.

— Коль не веришь, братец тигр, идем вместе. Вот и убедишься, что я права.

— Нет, не пойду, боюсь. Это чудовище хочет съесть мою печень, а не твою. И если оно за нами погонится, ты на дереве схоронишься, а я куда денусь?

— Ну и трус же ты, братец тигр! — рассердилась обезьяна. — Если не веришь, сорви лиану и свяжи нас вместе, тогда мне от тебя никуда не деться.

Сорвал тигр лиану, связались они и осторожно направились в заросли, где отдыхал заяц. Завидел их заяц, спрятался за жилище термитов, высунулся из-за него и закричал громко и хрипло:

— Ах ты, паршивая обезьяна! Уж сколько лет прошло, а ты все долг не несешь! Не думаешь ли ты, что приму я в уплату этого старого тощего тигра!

Решил тигр, что обезьяна хочет отдать его зайцу на съедение в счет старого долга, и пустился бежать без оглядки. Обезьяна со всего маху ударилась о дерево и околела.

Бежал, бежал тигр с дохлой обезьяной на спине, наконец осмелился оглянуться назад, увидел оскаленную пасть обезьяны и решил, что она над ним смеётся. Обиделся тигр, разорвал лиану, обезьяну бросил и скрылся в глухой чаще.

Целый день проспал заяц в зарослях тростника и к вечеру проголодался. Побежал на поле, где крестьянин высадил рисовую рассаду, наелся и опять скрылся в лесу. Наутро крестьянин пришёл взглянуть на поле и видит, полакомился кто-то рассадой. Понял он, что тут заяц пировал. Посмотрел, откуда вели следы, и поставил там ловушку.

На следующую ночь заяц опять отправился пастись на рисовое поле и попался. Сердце у зайца ушло в пятки, как услыхал он шаги крестьянина. И притворился заяц мертвым.

Подходит крестьянин к ловушке и видит, лежит в ней бездыханный заяц. Обрадовался крестьянин, вытащил зайца и положил его на землю, а сам стал заново ловушку настораживать. Почувствовал заяц свободу, вскочил на ноги да скорее в кусты!

— Ах ты пройдоха!- вскричал крестьянин. — Ловко ты меня провёл. Ну, погоди! Сегодня же ночью попадешься в мою ловушку!

И точно. Настала ночь, проголодался заяц, отправился на рисовое поле и угодил в ловушку. Ничего не смог он придумать. Так и сидел всю ночь унылый-преунылый, смерти ждал. Пришел утром крестьянин, видит, в ловушке тот же заяц сидит. Обрадовался крестьянин, вытащил зайца из ловушки и говорит:

— Ну, хотел бы я знать, как ты на этот раз избежишь котла, хоть ты и известный ловкач!

Принёс крестьянин зайца домой и накрыл его вершей. Этим утром крестьянину здорово везло. Он не только зайца добыл, но поймал ещё большую рыбу.

Ушёл крестьянин по хозяйству, а жене велел рис варить. Заяц тем временем успел договориться с рыбой.

— Как придут за тобой, — поучал он рыбу, — притворись еле живой. Пошевелись, пошевелись и повернись брюхом кверху. Бросят тебя в воду, чтобы ты ожила, а ты сначала не двигайся, потом сделай вид, что хочешь улизнуть. Возьмет хозяин вершу, которой я накрыт, захочет поймать тебя. Только он схватит вершу, ныряй глубже и спасайся.

Все произошло, как сказал заяц. Когда рис был готов, крестьянин взял за жабры рыбу и понёс на пруд потрошить. Видит, рыба совсем сонная. Окунул он её в воду. Рыба как рванёт и выскочила из рук, однако в глубину не ушла, на поверхности плавать стала, как заяц ее учил. Крестьянин ловит ее, ловит, а поймать не может, все время рыба из рук выскальзывает.

Крикнул он жене, чтобы та принесла скорее вершу. Выбежала жена на крик мужа, схватила вершу и бросилась к пруду. Увидела рыба, что женщина вершу несёт, мигом нырнула и больше не показывалась.

Заяц, конечно, тут же убежал.

Рассердились муж с женой. Лазали они по воде, лазали, замерзли так, что зуб на зуб не попадал, но рыбы все равно не поймали. Вернулись они домой, вспомнили о зайце, а его и след давно простыл.



баю, баюшки, баю - сказки