Рассказ об одном из пророков

Рассказывают также, что один из пророков поклонялся Аллаху на высокой горе, под которой бежал ручей. И днем он сидел на вершине горы, так что люди его не видели, и поминал Аллаха великого, смотря на людей, которые приходили к ручью. И когда, в какой-то день, этот пророк сидел и смотрел на ручей, он вдруг увидел всадника, который подъехал на своем коне и спешился и положил на землю мешок, висевший у коня да шее. Он отдохнул и напился воды и потом уехал и оставил мешок (а в мешке были динары).

И вдруг подошел человек к ручью и взял мешок с деньгами и напился и ушел невредимый. И пришел после него дровосек, который нес на спине тяжелую вязанку дров, и сел у ручья, чтобы налиться воды, и вдруг первый всадник подъехал, опечаленный, и спросил дровосека: «Где мешок, который был здесь?» — «Я не знаю, что с ним», — отвечал дровосек, и всадник вынул меч и, ударив дровосека, убил его. Он стал искать у него в одежде, но ничего не нашел и оставил его и уехал своей дорогой.

И тогда этот пророк воскликнул: «О господи, один взял тысячу динаров, а другой убит безвинной И Аллах ниспослал ему откровение: «Будь занят своим благочестием: управление царством не твое дело. Отец этого всадника насильно отнял тысячу динаров из денег тоге человека, и я отдал сыну власть над деньгами его отца. А дровосек убил отца этого всадника, и я дал сыну возможность отомстить». И сказал этот пророк: «Нет бога, кроме тебя! Хвала тебе! Ты знаешь скрытое…»

И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.

Четыреста семьдесят девятая ночь

Когда же настала четыреста семьдесят девятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что пророк, когда Аллах послал ему откровение: «Занимайся своим благочестием!» и рассказал ему истину об этом деле, воскликнул: «Нет бога, кроме тебя! Хвала тебе! Ты знаешь скрытое!»

А кто-то сказал в этом смысле такие стихи:

Пророка увидел глаз все то, что случилось там,

И начал он спрашивать, что было причиною.

Глаза его видели, но только не понял он,

И молвил он: «Господи, убитый невинен ведь!

Один вот богатым стал, хотя не работал он,

А прежде покрыт он был одеждою нищего.

Другому досталась смерть, хоть был он недавно жил,

И не совершил греха, о всех, кто живет, творец!«

«Те деньги-отца того, кого ты тогда видал,

В наследство они ему достались, без тягости.

А тот дровосек убил отца того всадника,

И сын его отомстил, когда удалось ему.

О раб наш, забудь о том! У нас ведь, поистине,

В творении тайны есть, от глаза сокрытые.

Покорен веленьям будь, склонись пред величием,

Наш приговор ведь песет и пользу и вред нам всем«.